uElite Design

          Ви увійшли як Гість | Група "Гости", Вітаю Вас Гість | RSS
           Головна | Каталог статей | Мій профіль | Реєстрація | Вихід | Вхід
Меню сайту

Категорії розділу
Нове життя [23]
Різне [268]
Проповідь [81]

Міні-чат
200

Наше опитування
Яким браузером Ви корестуєтесь?
Всього відповідей: 165

На допомогу адміну
Система Orphus

Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Головна » Статті » НОВЕ ЖИТТЯ З БІБЛІЄЮ » Проповідь

Джордж Найт - БУДЬ Я НА МЕСТЕ ДЬЯВОЛА!

На пороге XXI столетия адвентисты седьмого дня оказались там, где никак не ожидали очутиться, - на земле. Наше пребывание здесь затянулось настолько, что это превзошло все ожидания основателей адвентистского движения.

Когда я присоединился к церкви в 1961 г., во всем мире насчитывалось что-то около 1 миллиона адвентистов. В 1971 г. эта цифра перешагнула за 2 миллиона, в 1980-м - превысила 3,5 миллиона, в 1990-м нас уже было 7 миллионов, а к 2000 г. - примерно 11 миллионов. При нынешних темпах роста церкви мы можем ожидать, что в 2013 г. в мире будет насчитываться уже 20 миллионов адвентистов, а к 2025-2030 г. - 40 миллионов, если время еще продлится.

Какая большая разница в сравнении с 1848 г., когда адвентистов было всего 100 человек! Для них видение Елены Уайт о том, что когда-то адвентизм будет, подобно лучам света, освещать всю землю, должно было казаться полным абсурдом. Если бы кто-нибудь из них тогда предсказал, что когда-то адвентистов будет 11 миллионов, все бы, наверное, громко рассмеялись, подобно ветхозаветной Сарре.

Тогда верующих-адвентистов были единицы, они были бедны и слабы. Сегодня же Церковь многочисленна, хорошо организована, распространена по миру так, как никакая другая протестантская церковь, и ее состояние исчисляется миллиардами долларов.

Однако такой рост привел и к определенным сложностям и проблемам. Все было намного проще, когда церковь делала свои первые шаги. Все верующие говорили на одном языке, были одной национальности, жили примерно в одной местности на северо-востоке Соединенных Штатов и были воспитаны в культуре, которая обеспечила им общую систему ценностей и единый взгляд на будущее.

В 2000 году с адвентизмом уже не все так просто. Мы являем собой церковь, состоящую из более чем 200 народностей, говорим более чем на 700 языках и очень отличаемся друг от друга в культуре и взглядах на жизнь.

Сегодня адвентизм не знает недостатка ни в финансах, ни в квалифицированных работниках, но, несмотря на это, сталкивается с серьезнейшими проблемами. Если адвентистская церковь и совершила уже невозможное в прошлом, то ей все еще предстоит снова совершить нечто невозможное в будущем. К счастью, для нашего Бога нет ничего невозможного.

Как бы там ни было, но Он для завершения Своей работы решил использовать нас, несовершенные человеческие орудия. И, будь я на месте дьявола я устремил бы все свои силы на борьбу с этим человеческим элементом в Божьем плане. В общем, на месте дьявола, я бы тщательно разработал стратегию, как разочаровать церковь в своей миссии.
Разочаровать молодых членов церкви

Первым на повестке дня у меня стояло бы подрастающее поколение адвентистов. На месте дьявола я приложил бы все усилия, чтобы церковь отвергала идеи и планы молодежи.

Я думаю, это не представляло бы большой трудности, так как во многих частях мира молодые люди одеваются не так, как взрослые, поют не такие песни и даже мыслят несколько иначе. Я также помог бы адвентистской церкви забыть, что у истоков адвентистского движения стояли молодые люди с передовыми и творческими идеями.

Дьявол знает, что если он сможет удержать лучшие силы молодежи от того, чтобы принять эстафету поколений в церкви, это закончится угасанием всякой ее деятельности или смертью. Но, чтобы установить контакт с новым поколением, мы должны научиться говорить на их языке, точно так же, как Иисус использовал язык и идиомы Своего времени, а Джеймс Уайт - своего.

Церкви необходимо понять, что следующие поколения не будут мыслить так же, как те из нас, кто родился в 1940-х г. и ранее. Сегодня традиционная преданность конфессиональным взглядам утрачена. Мир после Уотергейта и Вьетнама, постмодернистский мир тяготеет к тому, чтобы быть и постконфессиональным. Церковь больше не может ожидать безоглядной или основанной на чувстве вины преданности ей только потому, что кто-то был рожден адвентистом или потому, что он считает, что в адвентизме истина. Напротив, чтобы сохранить своих членов, церковь должна доказать, что она действительно такова, как заявляет о себе, и что она верно распоряжается своими средствами.

Молодежь открывает величайшие возможности для адвентизма, и в ней же - самое серьезное его испытание. Церковь должна разработать планы, как найти путь к умам молодых людей и заручиться их поддержкой.
Мыслить негативно

Будь я на месте дьявола, я бы сделал так, чтобы церковь сомневалась в своих силах. Эта тактика тесно связана с предыдущей и призвана нейтрализовать молодежь, потому что молодые люди не успели еще во всем разочароваться. Я знаю адвентистов, которые могут привести 110 причин, по которым невозможно воплотить в жизнь никакую новую идею. Они обычно основывают свое мнение на Библии и цитатах из трудов Елены Уайт, вырванных из их исторического контекста.

Такие сторонники негативизма, очевидно, никогда не читали следующих строк: "Новые методы и новые планы будут появляться благодаря новым условиям. Новые мысли придут вместе с новыми работниками, отдающими себя работе... Они получат от Господа планы, разработанные Им Самим"1. (Новые работники - это, конечно же, зачастую молодые работники.)

Сторонникам негативизма нужно усвоить урок, который преподает шмель. Согласно законам аэродинамики, шмели не должны летать, но они не знают этого и преспокойно летают.

Такое сомнение в своих силах в адвентизме может выражаться, например, так: община крестит в 2001 г. скорее 50 человек, чем 25. Или, что 20-миллионной отметки Церковь достигнет к 2004 г., а не к 2013-му. Сомневаясь в своих силах, церковь еще долго будет находиться здесь, на земле.

Церковь должна завоевать для Христа весь мир, а не какое-то количество людей. Хотя эта задача и кажется на первый взгляд невыполнимой, мы никогда не должны забывать о том непосильном задании, которое было дано ранней христианской церкви или нашим адвентистским предшественникам. Где же тогда место ожиданию излития позднего дождя? Как мы можем мыслить позитивно и использовать наши силы и ресурсы для того, чтобы сделать данные нам Богом мечты явью?
Ограничить видение церкви

Будь я на месте дьявола, я бы сделал так, чтобы люди верили, что существует один-единственный способ делать что-либо и что все должны делать это именно так, и никак иначе. Возьмем, к примеру, богослужение. Несколько лет назад в Североамериканском дивизионе шли бурные дебаты относительно так называемых "служений прославления". Сам я с этим явлением не очень знаком, но что я знаю, так это то, что на обычном адвентистском богослужении я могу уснуть во время молитвы, проснуться на заключительных словах благословения и тем не менее точно пересказать вам все, что происходило в промежутке.

Церкви нужно осознать, как пишет Елена Уайт, что "не все умы можно достичь одинаковыми методами". Стили богослужения, например, должны зависеть от того, к какому социальному слою относятся слушатели. То, что оказывает влияние на более-менее состоятельных людей, может не произвести никакого впечатления на людей другого социального слоя. Адвентизм не должен ограничиваться одним или двумя способами проведения богослужения, их нужно пятьдесят и более, чтобы достичь всех слоев общества.

То же самое можно сказать и о евангелизме. Наш Господь создал многообразие во всем. Если мы собираемся оказать влияние на тех людей, которые не похожи на нас, мы должны сознательно разрабатывать новые методы, которые могут весьма отличаться от традиционных.
Недооценивать многообещающие технологии

Будь я на месте дьявола, я бы умалил значение новых технологий в завершении Божьей работы. В новых технологиях заключаются огромные возможности, как для добра, так и для зла. М. С. Ричардс однажды рассказал мне, как ему постоянно приходилось спорить с руководителями церкви. Радио в 30-х г.х было новинкой, слишком радикальной, слишком новаторской, слишком непроверенной, в общем, как казалось, пустой тратой Божьих денег.

Сегодня мы имеем в нашем распоряжении технологии, которые обладают таким огромным потенциалом для распространения Трехангельской вести, о котором М. С. Ричардс даже и не мечтал. Сегодня, как никогда раньше, мы нуждаемся в поколении, имеющим дух М. С. Ричардса, но с представлениями, соответствующими понятиям XXI века.
Возложить всю работу на руководство церкви

Будь я на месте дьявола, я бы возложил на пасторов и администраторов всю ответственность за работу в церкви. Должно быть, именно дьявол подкинул нам идею, что пастор должен и проповедовать, и вести курсы по изучению Библии, быть главным миссионером в церкви, принимать решения по всем церковным вопросам, и сам же проводить их в жизнь. Мы должны перестать воспринимать церкви, как центры развлечений для святых. Адвентизм должен уделять больше внимания священству верующих. Если мы будем ждать, пока пасторы и администраторы завершат работу, адвентизму еще вечность придется провести на Земле.

Задача состоит в том, чтобы вырастить поколение адвентистских пасторов и администраторов, которые смогли бы научить людей использовать свои таланты в деле спасения мира.
Разрушить местную общину

Будь я на месте дьявола, я бы умалил значение местной общины. Одна из величайших нужд адвентизма - это создание и поддержание живых, энергичных общин. Здоровая община - это не группа независимых личностей, а сообщество верующих, поддерживающих связь с окружающим миром.

Задачей всемирной церкви, в лице Генеральной Конференции, является скоординированное использование ресурсов с целью донести Весть Христа до самых отдаленных концов земли. Поэтому конгрегационализм, как форма организации, сам по себе недостаточен. С другой стороны, в общем итоге церковь будет настолько здорова, насколько здоровы те общины, из которых она состоит. Что может быть сделано для создания более здоровых местных общин?
Раздуть административный аппарат церкви

Будь я на месте дьявола, я бы создал больше административных уровней и увеличил бы число администраторов. На месте дьявола я бы убрал подальше от основного места действия как можно больше успешных служителей церкви. Я усадил бы их за письменные столы, засыпал бумагами и заставил просиживать на бесконечных заседаниях. А если бы и этого было бы недостаточно, я бы стал передвигать их во все более и более высокие инстанции, пока не свел бы к минимуму их непосредственное общение с людьми, из которых и состоит церковь.

Не поймите меня неправильно. Я верю в церковную организацию. Я также верю и в еду, но знаю, что излишек даже чего-то хорошего никогда к добру не приведет.

Все большее и большее количество адвентистов понимают, что есть другие пути устройства церковной структуры в постмодернистском мире, которые освободили бы как средства, так и людей для завершения Божьего дела на Земле. Это, возможно, одна из труднейших задач на сегодняшний день.
Бояться Святого Духа

Будь я на месте дьявола, я заставил бы адвентистов бояться Святого Духа. Слишком многие из нас опасаются пятидесятничества, когда речь идет о Святом Духе. С другой стороны, нам нужно помнить библейское учение о необходимости Духа в христианской работе и мысль Елены Уайт о том, что принятие Святого Духа в результате влечет за собой все остальные благословения.

Много ли мы думаем о Святом Духе и излитии позднего дождя? Не сосредоточились ли мы на целях церкви, ее устройстве и человеческих усилиях настолько, что напрочь забыли о главной силе, которая стоит за ними? Какие шаги мы можем предпринять, чтобы позволить Святому Духу занять подобающее место в адвентизме? Или мы надеемся завершить нашу работу без Его участия?
Поощрять игры с цифрами

Будь я на месте дьявола, я бы поощрял увлечение церкви статистикой. Худшее, что могло произойти с адвентизмом, случилось, когда мы научились считать. Мы ведем подсчет членства, церквей, учреждений, денег и всего остального. Даже когда ведение статистики вполне оправдано, она может лишь очень приблизительно рассказать о реально выполненной работе.

Одним из результатов этой игры в цифры стало то, что мы стремимся вкладывать наши деньги туда, где мы можем крестить больше с гораздо меньшими затратами. Это означает, что мы не приложили необходимые усилия для работы в наиболее сложных регионах мира. Проблемы, связанные с увлечением статистикой, по-разному проявляются в разных частях света, но мы обязательно должны учитывать их в нашем планировании, если хоть сколько-нибудь надеемся достичь всех детей Божьих.
Недооценивать пророческое наследие

Будь я на месте дьявола, я бы сделал так, чтобы адвентисты седьмого дня забыли или, по крайней мере, недооценивали бы их пророческое наследие. Адвентизм никогда не рассматривал себя как просто еще одну конфессию, а, скорее, как пророческое движение, основывающееся на 10-14 главах книги Откровения. Именно вера в то, что адвентисты являются призванным народом, имеющим важную весть, побуждала церковь идти во все концы земли.

Утратив такое видение, адвентизм превратится в еще одну безжизненную религиозную группу, которая просто чем-то отличается в своих убеждениях от других.

Отношение адвентизма к пророчествам о конце мира определит в будущем, останется ли он движением или превратится в памятник движению, а в конечном итоге - в музей, посвященный памяти существовавшего когда-то движения.

И еще, говоря о пророчествах о конце мира, важно помнить, что мы обращаемся к людям нашего времени. Никто всерьез не задумается о близости Второго пришествия, если вы будете рассказывать о сильном землетрясении в Лиссабоне в 1755 г. или о падении звезд в 1833-м. Я ничего не имею против этих событий в плане их исторической достоверности и влияния, которое они оказывали на людей XIX столетия. Но нам нужно помочь людям увидеть современные апокалиптические события в рамках сегодняшнего дня.
Выдвигать на первый план второстепенное

Будь я на месте дьявола, я бы заставил адвентистов считать все свои доктрины одинаково важными. Напротив, факт состоит в том, что центральной в адвентизме является доктрина о спасительных взаимоотношениях со Христом. И эта связь со Христом по значимости очень отличается от вопроса об употреблении в пищу свиных котлет. Я знавал соблюдающих субботу вегетарианцев, которые были хуже самого дьявола. Церкви нужно еще раз подумать и определить, что в ее учении наиболее важно, а что - второстепенно.

Библия ясно говорит о том, что подлинное христианство берет начало в спасительных взаимоотношениях с Иисусом Христом. Очень легко быть адвентистом и при этом не быть христианином. Всем должно быть ясно, что Христос стоит в центре нашего евангелизма и адвентистской программы помощи неимущим и нуждающимся.
Поощрять разногласия

Будь я на месте дьявола, я бы сделал так, чтобы адвентисты боролись друг с другом. Для этого подойдет любая наболевшая тема: стиль проведения богослужения, богословие или нормы одежды. Как-никак, пока адвентисты заняты борьбой друг с другом, на меня у них останется времени не много. Кстати сказать, дьявол достаточно преуспел в этой стратегии. Что может быть сделано, чтобы помочь нам найти и победить настоящего врага?
Защищать интересы "своих"

Будь я на месте дьявола, я бы заставил возможно большее количество адвентистов мыслить в духе национализма и расизма. Я превратил бы церковь в место большого противостояния, когда никто уже не думал бы о ее миссии и эффективности работы.

Сделав такое заявление, я спешу добавить, что некоторые формы несправедливости можно устранить, но существуют и такие сложные ситуации, которые в принципе невозможно разрешить до конца. Я призываю вас даже в самых трудных случаях поступать подобно возрожденным братьям и сестрам, которые способны обсуждать проблемы, не забывая о миссии церкви, в свете которой проясняются все спорные вопросы. Следуя этому принципу, адвентизму нужно разработать механизмы для развития правильных взаимоотношений между представителями разных национальностей и культур в нашей церкви.
Иметь несчастный вид

В конце концов, будь я на месте дьявола, я заставил бы адвентистов выглядеть несчастными в субботу. Когда вообще адвентисты радуются: на заходе солнца в пятницу или в субботу? Слишком многие из нас ведут себя так, будто суббота - это наказание, которое вы несете за то, что стали адвентистом, а не знак нашего спасения и величайшее благословение недели. Такое отношение к субботе обнаруживается во многих наших церквях. Я бывал в адвентистских общинах, где никто даже не поздоровался со мной.

Одного правильного вероучения недостаточно, чтобы наполнить церковь. Нам не нужна только доктринальная истина, мы нуждаемся в той истине, какова она во Христе (Ин. 13:35).

*****

Я устал играть роль дьявола. Когда же Господь скажет Свое слово? Будь я на месте Бога, я бы посоветовал Церкви адвентистов седьмого дня начать думать, планировать и поступать таким образом, чтобы разрушить все эти хитрые планы дьявола. Я бы посоветовал адвентистам стремиться к еще большим благословениям; встречать трудности открыто, честно, как подобает истинным христианам; и все усилия направить на расширение миссионерской деятельности.

Успех не придет случайно, он будет результатом тщательного обдумывания, планирования и действий, совершенных под водительством Святого Духа.

1 Ellen G. White, Testimonies for the Church (Nampa, Idaho: Pacific Press Pub. Assn., 1948), 6:476, italics supplied

Источник: sdamarka.narod.ru

Категорія: Проповідь | Додав: shepetivka-sda (15.01.2010)
Переглядів: 2198 | Рейтинг: 0.0/0 |
Олег Буркацкий - Жизнь лишь в Тебе

Поддержка сайта
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Статус
Вівторок
23.10.2018
05:25

Логін:
Пароль:
[ Керування профілем ]

Пошук

7 випадкових








Церква живе надією

Приєднуйся

Джерело LightRay Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Рейтинг@Mail.ru
Офіційний сайт ШЕПЕТІВКА-АСД © Jesus beside of you 2009-2014